Инвариантность уставов
обществ с ограниченной ответственностью

Цвет ели не зависит от времён дня и года.

И Устав можно сделать таким,
чтобы он минимально зависел
от изменчивости законов.

 

Независимость устава от изменений закона



Методика инвариантности


Полностью абстрагировать устав от закона, разумеется, невозможно. Устав всегда должен соответствовать именно ныне действующему законодательству, а не тому, которое было несколько лет назад, или тому, которое кто-то хотел бы видеть в будущем. Это относится и к обычным уставам, и к типовым.

Методика, подкреплённая опытом, сводится к простым правилам:

  • устав изначально должен соответствовать закону

  • в уставе не должно быть цитирований закона


Если первое – легко достижимо (для этого надо всего лишь знать закон и ему соответствовать), то со вторым чуть сложнее. Здесь, кроме закона, надо подключать логику. Она дана нам всем, но не все ею пользуются.


 

 



Что вредит уставу


В первую очередь из устава надо вывести табуны троянских коней. Императивные нормы закона, возможно, с виду выглядят очень солидно и, возможно, даже, внушают уважение из-за того, что не всегда их можно понять с первого (а иногда и с большего количества) прочтения.

Но императивные нормы оттого и "императивные" что их нельзя (в отличие от диспозитивных правил) изменить по соглашению сторон, указав в уставе наиболее приемлемый из допускаемых законом вариант.

Императивные нормы действуют независимо от того – присутствуют ли они в уставе или отсутствуют.

И казалось бы, в силу этого, они совершенно безобидны для устава, являясь лишь его украшением.

И это так. Но не в нашей реальности ...


 

 



Пример вреда императива


Доказать отсутствие чего-либо значительно сложнее, чем доказать наличие. Для этого достаточно привести пример.

Дело Стилхеда – как будто специально создано для этого.

И, несмотря на то, что (а, может, именно и поэтому) Верховный Суд увильнул от сути, перейдя на процедурные разборки, для понимания уставов это дело очень показательно.

В ООО было несколько участников. Один из них решил подарить свою долю третьему лицу. Устав не запрещал участникам дарить свои доли третьим лицам и не требовал получения согласия других участников на такое отчуждение доли. Т.е. в уставе ничего об этом не было сказано, а, следовательно, действовало по умолчанию диспозитивное правило абзаца 2 пункта 2 статьи 21 14-ФЗ:

 

 


"Продажа либо отчуждение иным образом доли или части доли [участника] в уставном капитале общества третьим лицам допускается с соблюдением требований, предусмотренных настоящим Федеральным законом, если это не запрещено уставом общества."

 



В соответствии с указанным правилом, т.е. в полном соответствии с законом участник подарил свою долю третьему лицу, не спрашивая на это согласие остальных участников.

Одному из участников это не понравилось. Он, как ему показалось, нашёл в уставе зацепку.

Зацепкой оказалась неадаптированная к данному диспозитивному правилу цитата всей императивной нормы из абзаца 1 пункта 10 статьи 21 14-ФЗ:

 



"Согласие участников Общества на отчуждение или переход доли или части доли в уставном капитале Общества к третьему лицу считается полученным при условии, если всеми участниками Общества в течение 30 дней со дня получения соответствующего обращения или оферты Обществом представлены составленные в письменной форме заявления о согласии на отчуждение доли или части доли на основании сделки или на переход доли или части доли либо в течение указанного срока не представлены составленные в письменной форме заявления об отказе от дачи согласия на отчуждение или переход доли или части доли."

 



Казалось бы, как можно испортить императивом устав? Если уставом не предусмотрена необходимость получения согласия на дарение участником своей доли третьему лицу, то и правила получения такого согласия здесь не нужны, несмотря на то, что они и указаны в уставе.

С этим согласился и суд первой инстанции. А суды второй и третьей инстанций посчитали, что, если в уставе указано правило получения согласия, то, стало быть, участники, указывая это в своём уставе, тем самым предусмотрели и саму необходимость получения такого согласия. Пусть и не в  очень явной форме.

Цитата из Постановления апелляционного суда:


 



приведенный пункт 6.22. устава, помимо описания процедуры получения согласия на совершение действий, влекущих переход доли или части доли к иному лицу, по существу также дополнительно определяет закрепление уставом как корпоративным нормотворческим актом общества ситуации принципиальной необходимости получения согласия на совершение указанных действий (отчуждение или переход доли или части доли) в отношении прямо указанных лиц (участник общества или третье лицо)

системное толкование пунктов 6.6. (носящего отсылочный характер к иным положениям устава общества в части возможного закрепления дополнительных требований к допустимому отчуждению доли участия в обществе к третьему лицу) и 6.22 (одновременно закрепляющего процедурный, ситуационный и субъектный критерии необходимости получения согласия на отчуждение или переход доли или части доли) приводит коллегию к выводу о наличии в уставе общества требования об обязательности получении согласия участников общества и общества на совершение дарения доли в уставном капитале общества третьему лицу

 



Т.е. если есть инструкция к кофеварке, значит, где-то рядом должна быть и сама кофеварка. Логично?

Верховный суд проигнорировал все доводы сторон и судебных инстанций о наличии или отсутствии необходимости получения согласия на основании указанных в уставе императивных правил получения такого согласия и сосредоточился лишь на сроках уведомления об этой сделке и, соответственно, сроках подачи искового заявления.

Возможно, в этот раз он поступил мудро.

Мне не интересен исход дела Стилхеда. Это проблемы участников общества. Но они могут возникнуть и в других обществах, которые используют подобный устав.

А таких уставов множество. Возможно, они размещены в Интернете в каких-нибудь справочно-правовых системах.

На всякий случай – проверьте свой устав. Пока петух спит.


 



Что делать


Взять за основу простое правило – не тащить (бездумно) в устав ничего, что написано в законе.

Если это императив, то это будет действовать независимо от того, переписано (или, как сказал К.Чуйченкоинкорпорировано) оно в устав или нет. Толку от него нет, а вред принести, как видим, может. Не переписали бы стилхедовцы красивую фразу о порядке получения согласия, и не было бы дела Стилхеда. Хотя, возможно, она кому-то в данном деле и помогла. Но думали ли о таком исходе участники общества, которые "утверждали" подобный устав?

Если это диспозитив, то закон об обществах с ограниченной ответственностью составлен так (по крайней мере, в первоначальном варианте без последующих заплат), что диспозитивные правила, указанные в законе, т.е. те, которые будут действовать по умолчанию, даже не будучи переписанными в устав, подходят большинству обществ. Такие правила иногда ещё называют "дефолтными", т.е. "заводскими настройками".

Если же участники хотят что-то в этих правилах изменить, то тогда они должны приложить усилия и сделать это осознанно, а не простым переписыванием норм и правил закона в устав.

Ну, а если что-то делать осознанно, то тогда и императив можно переписать в устав не дословно из закона, а синхронизировать его с выбранными диспозитивными правилами.

Но лучше этого не делать, если есть желание иметь устав максимально инвариантный к изменяющемуся законодательству.


 

 



Нереальная фантастика типовых уставов


Исключая из уставов фрагменты императивных норм и диспозитивных правил, можно в уставостроительстве дойти до "вершин совершенства" инвариантности своих фантазий.

В качестве примера – проекты типовых уставов, которые, возможно, были бы приняты и утверждены, если бы в своё время Улюкаева не заменили на Орешкина.

Были составлены два варианта пяти типовых уставов:

  • Вариант А – привычный человеческому глазу (текстовый)

  • Вариант В – инвариантный к изменению закона (цифровой)


Желающие могут и сейчас использовать их в своих обществах, не забыв дополнить (в  отличие от ФНС) индивидуальными сведениями об обществе (наименование, место нахождения, размер уставного капитала).

36 одностраничных типовых уставов А.Кузнецова здесь пока не рассматриваются и не комментируются.


 

 



Влияние законотворчества на устав


Недавние изменения (июль-август 2020) порядка оформления выхода участников из общества затронули не только нотариальное сообщество, но и многие уставы обществ с ограниченной ответственностью, которые зачем-то содержали императивное описание порядка выхода участника. Вместо того, чтобы просто предусмотреть (или не предусматривать) диспозитивное правило возможности (или невозможности) самого выхода из общества.

Разумеется, положения устава, которые не соответствуют ныне действующему закону, не действуют. Но ... смотри дело Стилхеда.

Если не переписывать в устав ненужный (а иногда и вредный) императив, то тогда и уставы при подобных изменениях закона не придётся переписывать и заново регистрировать.

Новаторство законотворцев о новых диспозитивных правилах выхода, равно как и соответствующие им и скоро вступающие в действие типовые уставы, здесь не рассматривается.


 

 



Примеры инвариантных уставов


Наиболее инвариантными являются, разумеется, короткие – одно- двухстраничные уставы.

В качестве примера могу привести уставы ООО 12-15-летней давности (проверенные временем), которые и сейчас, не смотря на многочисленные реформы 2008-2020 годов, полностью соответствуют ныне действующему законодательству:

 

Устав АЛЬМИРА на одном листе 2005 год


2005
 

Устав ЦентроБалт на одном листе 2006 год


2006
 

Устав ГАРАНТ-ПРЕМЬЕР на одном листе 2008


2008
 


Их не требуется приводить в соответствие ни с 312-ФЗ, ни с 99-ФЗ.

На них также не повлияли 251-ФЗ и 252-ФЗ изменившие порядок оформления выхода участника из общества.

Примерами современных инвариантных к изменениям закона уставов могут служить уставы 2019 года (Звериная серия) и 2020 года (Звёздная серия), а также все одностраничные уставы 2018 года (из Типовой классики).

В десяти- и тридцатистраничные уставы будут внесены изменения (пока они сняты с продажи). Экзотические тридцатистраничные уставы созданы больше для наглядной демонстрации нецелесообразности сочетания устава с инструкцией по его эксплуатации в одном флаконе-документе, чем для реального использования. Но некоторым такое нравится ...


 

 
 



Переход количества в качество


Одно- двухстраничные уставы хороши, кроме своей компактности, ещё тем, что чисто технически не могут содержать множество ненужных для них императивных норм и диспозитивных правил по умолчанию. Они просто на одном листе не поместятся.

А при уменьшении в уставе ненужных цитат законов повышается инвариантность устава к этим законам.

Вот так, чисто количественным путём (в стремлении разместить текст устава на одном листе) снижается зависимость устава от изменений закона.

Разумеется, на самом деле происходит всё наоборот. Избавление устава от всего ненужного позволяет разместить его на одном листе.

И одностраничный устав – не самоцель. Это получается бонусом, как некая "награда" за правильный подход к составлению устава.

Об этом докладывал и К.Чуйченко на совещании с вице-премьерами в 2018 году, примерно через месяц после письма В.В.Путину об уставах и здравом смысле.

Тогда, будучи заместителем председателя Правительства, К.Чуйченко сообщил:

 



– Действительно, на сегодняшний день учредительные документы, а именно уставы предприятий, на 95% состоят из императивных норм законодательства.

То есть норм, которые нельзя изменить по соглашению сторон, – уточнил Председатель Правительства Д.Медведев.

– Да, продолжил К.Чуйченко,  На этапе перехода к рыночной экономике, может быть, это было оправданно, потому что это служило просвещению и росту правосознания наших граждан, включая предпринимателей. Но сейчас, когда жизнь ушла далеко вперёд, мы видим, что в некотором смысле это положение усугубляет и утяжеляет жизнь как бизнеса, так и государства, в этом нет никакого здравого смысла. Поскольку то, что написано в законе, будет применяться независимо от того, будет это инкорпорировано в учредительные документы или нет.

Что получит бизнес от этого?

Во-первых, легче будет учреждать предприятия. Устав в этом случае будет состоять из одной-двух страниц, где будут определяться индивидуальные признаки предприятия и диспозитивные правила, которые вытекают из диспозитивных норм закона.

Кроме этого у серьёзных компаний всегда стоит проблема – поспевать за изменениями действующего законодательства."

 
 



Правительство после того совещания дало поручение Минэкономразвития разработать соответствующий законопроект.

А К.Чуйченко стал Министром юстиции.


 

 



Выводы и рекомендации


Чаще всего качество устава обратно пропорционально количеству его страниц. Наиболее инвариантными уставами по отношению к изменяющемуся законодательству являются уставы, которые содержат минимум императивных норм и диспозитивных правил, действующих по умолчанию.

Такие уставы, как правило, занимают не более одной-двух страниц.

Злоупотребление в уставе цитатами императивных норм закона может привести к неожиданным судебным тяжбам и к ещё более неожиданному судебному решению.

Лучше дружить с сестрой таланта, чем в  никому не нужных тяжбах подниматься до Верховного суда, с возможностью внезапно попасть под его обзоры ...


 

Александр МИРОЛЮБОВ
2020

 

​актуальность материала
сентябрь 2020